Виктор Рыбьяков: «Белое море – это звенящая тишина…»

Вы бы смогли так? А я, признаюсь, нет. Захотеть однажды и пройти вдоль Поморского берега – в одиночку, по припайному льду на лыжах. Как бы ни любила я родное сердцу Белое море, вряд ли осмелилась бы на такое путешествие. А Виктор Рыбьяков смог.

По образованию он геолог, три года проработал в Южной Якутии. Основное увлечение – альпинизм, но еще в детстве увлекся Севером. Впервые побывать в нашем суровом крае у него получилось только в 1992 году. Его знакомство началось с села Шуерецкое. Бывал он несколько раз и в Мурманской области, а потом появился проект «Берега Беломорья», целью которого стало – обойти в одиночку все берега Белого моря.

Виктор Рыбьяков
Виктор Рыбьяков

Изначально он планировал делать это исключительно в холодное время года: зимой или весной, но потом Виктору захотелось увидеть все краски Белого моря, и он подумывает часть пути пройти летом или осенью, когда море еще не сковано льдом. Единомышленников первоначально не нашлось, и потому совершенно один в марте 2012 года он отправился на свидание с суровым северным морем. Его путь начался в городе Онега 18 марта.

29 марта Виктор финишировал в г. Кемь, пройдя 240 км вдоль Поморского берега. На следующий год он возвращается. Опять 18 марта и снова – г. Онега, но на этот раз его лыжи направлены в другую сторону – до г. Северодвинска вокруг Онежского полуострова. На одиннадцатый день за спиной у Виктора 214 км и пройденный Онежский берег. Но путь продолжается. Еще 180 км и Летний берег тоже пройден.

карта  ВИКТОРА

Для меня это что-то невероятное! И, конечно же, то, как Виктор преодолевал весь этот путь, стало крайне интересно узнать, потому с огромным удовольствием я погрузилась в его записки в «Бортовом журнале» и с первых строк меня поразила доброта и широта сердца человека, называющего Белое море не иначе, а «Батюшка-Беломоре». Позволю себе привести лишь выдержки из его путевых заметок, а те, кто пожелает прочитать их полностью, сможет познакомиться с текстом и изумительными фотографиями в «Бортовом журнале» Виктора.

«17 марта я прибыл в Архангельск. Еще перед отъездом я решил, что мне обязательно надо посетить музей деревянного зодчества в Малых Карелах, что я и сделал. На следующий день, загрузившись в микроавтобус маршрутного такси, я отправился к месту старта в город Онега... В душе появилось волнение, это не было боязнью, а скорее уважением к этому краю и я поймал себя на мысли, что шепчу: «Здравствуй, батюшка Беломоре (не знаю почему, но именно с батюшкой у меня ассоциируется это северное море), будь ко мне ласково и позволь осуществить задуманное».

«Белое море. Оно действительно белое. Если бы у зимнего Белого моря был бы свой флаг, то он был бы сине-белым. Здесь нет захватывающих головокружительных вертикалей, как в горах. Здесь все в другой плоскости. Панорамы статичны и однообразны. Разнообразие вносят только причудливой формы торосы. Но, несмотря на статичность, нарушаемую только мельканием лыж перед глазами, было в окружающем пейзаже что-то умиротворяюще-медитативное. Мысли сами собой упорядочивались, и находились ответы на вопросы, которые было трудно получить, находясь в Мегаполисе...».

Белое море. Фото В. Рыбьякова
Белое море. Фото В. Рыбьякова

«С 18 марта по 4 апреля 2013 года я обошел вокруг Онежского полуострова, таким образом, получилось пройти сразу два берега – Онежский и Летний. Странно, когда перед отъездом изучал карту предстоящего маршрута, вдоль берегов Онежского полуострова, не возникало никаких ассоциаций, а тут, во время одной из ночевок в избе, бросил взгляд на распечатку фрагмента «пятикилометровки», и явно увидел кота. В районе мыса Глубокий у него нос. А уши венчают, левое – мыс Орловский, а правое – мыс Ухтнаволок. Причем, что интересно, оба уха являются ключевыми точками. Участок Онежского берега, от устья реки Онега до мыса Орловский имеет еще одно название – Лямицкий берег, по названию деревни Лямцы. А от кончика правого уха начинается уже Летний берег. Когда я потом показывал людям эту карту, никто из них не увидел на ней кота, но я то видел…»

«В одной из песен Юрия Визбора есть такие строчки: «Ну, как же тебе рассказать, что такое – Гора?». И я вот задумался, как мне рассказать про зимнее Белое море…

Белое море – это звенящая тишина, что порой шуршанье лыж, воспринимаешь как кощунство… Белое море – это бесконечное синее и белое, уходящее за горизонт. Белое море это причудливость и неповторимость торосов. Иногда возникало ощущение, что ты великан, проходящий через горные цепи. Белое море – это застывшее однообразие, но оно не угнетает, и не надоедает. От него веет спокойствием, и мысли тоже успокаиваются и становятся холодными и ясными. И опять, как в прошлом году, когда я шел вдоль Поморского берега, находились нужные для меня ответы. Белое море… Батюшкой Беломорем зову я его. И опять он добр был ко мне. Низкий поклон тебе…».

Седьмая ночевка на острове Еместров (напротив Колежмы)
Седьмая ночевка на острове Еместров (напротив Колежмы)

Колежма
Колежма. Фото В. Рыбьякова

Колежма. Фото В. Рыбьякова
Колежма. Фото В. Рыбьякова

После прочтения записок не удержалась и обратилась к автору-путешественнику с вопросами:

– Виктор, а где Вы родились? Я это спрашиваю для того, чтобы понять, откуда у Вас притяжение к Северу.

Родом я из Белоруссии, но все сознательное детство и юность прошли в Средней Азии. А притяжение? Наверное, все началось с прочитанной в детстве книжке о Севере. К сожалению, не помню ее названия, я тогда много читал про путешествия. Но, может, и сказалось то, что мои родители сибиряки.

– Где Вы впервые побывали на Севере?

В Карелии, в селе Шуерецкое.

– Очень интересно, а как вы оказались в этом старинном поморском селе, и какое оно на Вас произвело впечатление?

Когда я учился в геологоразведочном техникуме, я с товарищами поехал в Шуерецкое в 1992 году за образцами гранатов, которые можно было найти возле устья Шуи, кажется, на каком-то островке. Были всего один день, это было зимой. Правда ничего толком не нашли. Впечатления? Очень гостеприимная станция, где мы дожидались рассвета. Еще запомнился поклонный крест на берегу. Очень понравилось. И в 1994 году я опять приехал в это село. Была одна безумная, и даже глупая идея…

– Заинтриговали. Расскажете?

Тогда я наивно полагал, что Белое море полностью замерзает, и намеревался через многочисленные острова добраться на лыжах до Соловков. Эра интернета еще не наступила, а спросить было некого. Стартом я и избрал Шуерецкое. Добравшись до устья Шуи, я достал карту, чтобы сориентироваться, но порывом ветра ее унесло. Запасной не было. Я воспринял это как знак, что море меня не пускает, и отказался от затеи.

– Виктор, как я поняла, Вы по образованию геолог? А где работали по специальности? И чем занимались?

Три года работал в Южной Якутии. Занимался поиском золотоносных месторождений. Правда, ничего особенного не нашел. Потом, работая в небольшой московской фирме, связанной с нефтедобычей довольно часто бывал в командировках в Ханты-Мансийском автономном округе. Занимался акустическим воздействием на нефтяные пласты.

– В Вашем блоге я прочитала, что Вы ездили на Кольский полуостров для установки мемориальной таблички на месте гибели летчика времен Великой Отечественной войны. Вы как-то связаны с поисковым движением?

– Нет, я просто составил компанию своему другу, родному племяннику погибшего летчика, который решил увековечить место гибели дяди. Но потом у нас с Анатолием родилась идея установить подобные таблички и другим погибшим пилотам. Познакомившись с поисковиками, которые согласились помогать информацией, все это оформилось в некий проект. В конце прошлого года была установлена еще одна табличка в Смоленской области. В настоящий момент готовимся установить еще пять табличек в Смоленской и Московской областях.

– Спасибо Вам за это! Но вернемся к Вашим путешествиям. По Поморскому берегу Вы отправились один, потому что на тот момент не нашли попутчика. Откуда решение пройти остальные берега тоже в одиночку?

– Когда я отправился вдоль Поморского берега, у меня не было еще проекта «Берега Беломорья», просто желание посетить Русский Север. Но в процессе пришла идея, обойти все берега. Мне настолько понравилось быть наедине с Белым морем, что захотелось продолжить именно одному. И, конечно же, мои честолюбивые амбиции, ведь в одиночку считается сложнее. Но на самом деле одному даже проще, никто тебя не подгоняет, и ты никого не гонишь, идешь своим темпом в свое удовольствие.

– Виктор, а какие у Вас планы на этот год? Какие берега собираетесь пройти?

– Этой весной планировал пройти от Мезени до Архангельска – Абрамовский и Зимний берега, но в этот раз чувствую, что не готов к долгому путешествию и ограничусь дельтой Северной Двины, от Архангельска до Северодвинска. Для непрерывности цепочки путешествий, это звено тоже нужно включить. Очень надеюсь летом пройти вдоль Кандалакшского берега.

– Большое спасибо за интересную беседу, Виктор. Удачи Вам в Ваших путешествиях по нашему краю.

Изучала записки Виктора Рыбьякова и беседовала с ним С. Кошкина

Подробный дневник Виктора Рыбьякова:

Проект «Берега Беломорья» – http://tungus1970.livejournal.com/3759.html

Свидание с Белым морем – http://tungus1970.livejournal.com/3944.html

Вокруг Онежского полуострова. Хроника Онежского берега (18-20 марта) – http://tungus1970.livejournal.com/7326.html

Вокруг Онежского полуострова. Хроника Онежского берега (21-24 марта) – http://russkij-sever.livejournal.com/1664799.html

Вокруг Онежского полуострова. Хроника Онежского берега (25-29 марта) – http://adventure-guild.livejournal.com/1526639.html

 

Добавить комментарий