«Учитель! Как бесценно имя это…»

В годы Великой Отечественной войны город Беломорск стал временной столицей Карелии. Эти страшные для страны дни очень хорошо помнит Надежда Васильевна Конахина, ветеран педагогического труда, большую часть жизни проработавшая в Беломорской средней школе №1.

Новая двухэтажная школа №1 распахнула свои двери в далеком 1936 году, в первые месяцы войны, в сентябре 1941 года, занятия в ней прекратились в связи с эвакуацией жителей города.

— Нашу семью, — вспоминает Надежда Васильевна, — отправили в Сибирь, но перед отправкой никому не сказали, куда повезут. Приказали, взять на человека не больше 16 кг продуктов и вещей. И все. Одну ночь дали на сборы…

В Сибири семья прожила четыре года: жили в крошечной комнатушке, где помещалась одна кровать, радовались черным-черным картофельным лепешкам, которые пекли в комнате на плите. Многие в эвакуации умирали от болезни. В 1943 году в Красноярске не стало и отца Н.В. Конахиной.

Надежда Васильевна Конахина. Беломорск. 1 сентября 1987 год

— Я тоже постоянно болела, — говорит моя собеседница, — помню, однажды местные женщины подарили мне стеклянную банку с пельменями. Как же было вкусно!

Сразу после окончания войны Надежда Васильевна устроилась на работу в ОГС – отдел снабжения горючим Беломорского военного округа. Но вскоре организацию перевели в Петрозаводск и ее, как вольнонаемную, не рассчитали. В Петрозаводске Н.В. Конахина окончила вечернюю школу и, уволившись из ОСГ, поехала поступать в Ленинград: в учительский институт. Снова пришлось надолго расстаться с любимым городом, в который каждый раз судьба возвращала нашу героиню.

Учебу в Ленинграде на 3 курсе пришлось совмещать с работой в Саблинской восьмилетней школе, поскольку иногородним студентам общежитие предоставляли только на два года. Несмотря на все трудности, институт Надежда Васильевна окончила с отличием.

В Беломорскую среднюю школу поступила работать, когда директором была Нина Павловна Вдовина.

— Помню, что на первом этаже находилась пионерская комната. В ней проходили вечера, танцы, — показывает пожелтевшие фотографии Надежда Васильевна. – Но еще до того, как новая двухэтажная школа приняла своих первых учеников, в Сороке была другая, на улице Ленинской. В 1933-34 годах в ней работали А.П. Катышева, Г.А. Смирнов, А.И. Бурдакова, А.А. Едошина и другие учителя. Но любовь к профессии привила мне именно Анна Петровна Катышева. Влюбилась я в нее, и сказала себе: буду учительницей!

И стала. Учителем русского языка и литературы, завучем, директором школы №1, а затем инспектором школ Беломорского районного отдела народного образования КАССР.

21 августа 1964 года Надежде Васильевне была вручена Почетная грамота Министерства просвещения РСФСР и Республиканского комитета профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений РСФСР.

Мы долго рассматривали вырезки из старых газет, бережно сложенные в папке, фотографии коллег, друзей. В каждом слове Надежды Васильевны ощущалась любовь к своему труду. Ни на секундочку не пожалела она о том, что стала учителем, более того, она гордится тем, что всю свою жизнь связала со школой.

— Вы спрашиваете, помню ли я Сороку? – обращается она ко мне. – Сороку помню. Очень хорошо помню. По заключенным. Мы тогда жили на Спортивной улице, а рядом с нами заключенные. Едет однажды один из них на телеге за водой на речку. Сам на бочке сидит, а в руках длинная палка с ведром, которой он воду черпал, а потом вез в барак. Мы с девчонками бежим за ним. Вдруг он останавливает лошадь, прячет руку за пазуху и достает… хлеб. Наверное, детей своих вспомнил, вот и поделился хлебом…

Светлана Кошкина,

Центр поморской культуры

Добавить комментарий