«Силы немереной были люди»

«Силы немереной были люди»

В 1930-е год в Карелии стала развиваться лесная промышленность. Началось строительство новых предприятий и оснащение народного хозяйства современной техникой. Важнейшей стройкой стал Беломоро-Балтийский канал(ББК), для него предусматривалось использовать все естественные водоемы – озера, реки. Канал протяженностью 227 км был построен за 20 месяцев. Он вступил в строй в августе 1933 года. Десятки тысяч заключенных строили его. К этому периоду времени относится и первое упоминание о поселке Летнереченский.
В приказе по ББК было подчеркнуто, что одной из важнейших задач «является заселение больших пространств наивсем протяжении канала и тяготеющих к нему районов. Эта задача будет решаться как путем организации специальных поселков, населяемые трудпоселенцами, так и путем оставления в качестве вольнонаемных рабочих, служащих предприятий комбината, всех освобождающихся и желающих остаться лагерников…»
Следовало освоить малонаселенный район, для удобства освоения лесных массивов Белбатлаг был разбит на территориальные отделения.
На территории поселения Летнереченский находятся 12 и 13 шлюзы, которые начали свою деятельность с момента запуска в эксплуатацию Беломоро-Балтийского канала.
Александра Ивановна Кошкина( в девичестве Гуркова) рассказала о династии семьи Гурковых.
Ведь в семейной истории Александры Ивановны отразилась история освоения ББК, Великой Отечественной войны, послевоенное восстановление, строительство ГЭС и современная история поселка.
Бабушка Александры Ивановны, Гуркова Анисья Григорьевна(1898 г. р.), была раскулачена и выслана в Карелию из Орловской области, вместе с пятью сыновьями: Василием, Михаилом, Петром, Николаем, и Иваном. Выслали за то, что в семье была мельница и лошадь, и все трудились с утра до поздней ночи.
Дед Александры Ивановны, Иван Степанович Крышко, и дети Павел, Трофим и Евгения, репрессирован с Белгородской области. Обе семьи в 1933 году привезли в поселок Восточный Идель, на лесозаготовки. Спустя два года их отправили на эксплуатацию канала, семью Гурковых на 12 шлюз, а семью Крышко на 13 шлюз.
Иван Гурков и Евгения Крышко, полюбили друг друга. В 1936 году сыграли скромную свадьбу, через год родилась дочь, назвали Александрой. Рождение дочери родители зарегистрировали в комендатуре спецпоселка 13 шлюза.
Родители работали на 12 шлюзе. Отец Иван Иванович Гурков – моторист электростанции с 20 марта 1935 года, мама Евгения Ивановна – судопропускной. Мама рассказывала, Александре Ивановне, что им выдавали форму, и носить ее на работу было строго обязательно.
Суда пропускали в ручную. На каждой лебедке стояли по четыре человека. Две лебедки – восемь человек в смену. До войны за плотиной стоял домик, назывался «домик надзорщика», там жил наблюдатель за оборудованием плотины – Сорокин дядя Миша и его жена Маша, дочь Зоя.
Спецпоселок, охранял гарнизон солдат срочников. Охрана стояла на плотине и шлюзах, караулы ходили с собаками, меняясь каждые три часа. Для собак было отдельное помещение, был человек, который за ними ухаживал. У гарнизона была своя больничка, свой врач. Стояли три мазанных барака, у них были сделаны дзоты, траншеи. Место это называется «под бугром». Отлучаться с поселка без разрешения нельзя было, только по пропускам, даже дети в школу ходили по спискам. Со стороны поселка ни кто не мог прийти на шлюз без специального разрешения и временного пропуска.
Началась Великая Отечественная война. В сентябре 1941 года все семьи спецпереселенцев эвакуировали на пароходе в Архангельскую область.
Но даже во время войны на шлюзах велись работы по реконструкции, незамедлительно устранялись все неполадки. За годы войны работа шлюзов не останавливалась ни на один день.
Семью Гурковых привезли на место нового жительства село Пермилова, Пермиловский мехлесопункт. Отец работал слесарем на пилораме. Мама на лесозаготовках. Приехали – зима, холодно, запасов нет. Работающим давали пайку хлеба, дети ходили в садик, там кормили один раз в день, за счет этого выжили. Братьев отца: Михаила, Петра и Николая, забрали в армию, а у него была бронь. Николай пропал без вести, остались жена и дочь. Михаил и Петр вернулись живыми, но оба были ранены, после войны работали на шлюзе.
25 июля 1944 года вернулись из эвакуации, родители снова стали работать на своих местах. Было тяжело, жили в маленьком домике, возле кладбища. В поселке не было жилья, а народу было много. На 12 шлюзе стояло четыре дома, так в каждой клетушке жила семья. На берегу ближе к плотине располагалось подсобное хозяйство, там было ещё три домика. В 1952 году поставили двухэтажный дом на восемь квартир.
Возле плотины был родник, чудесный родничок, вода такая вкусная. Была баня на берегу, два отделения мужское и женское. Была своя пекарня.

Семья Гурковых росла: в 1945 году родилась Мария, в 1947 – Николай, в 1950 – Галина, в 1952 – Алексей, в 1953 – Андрей. Жили в комнате на втором этаже – два окна, посредине печь. Только в 1955 году им отдали под жилье помещение старой электростанции, застелили досками цементные полы, пристроили две комнаты для детей. Держали корову, поросят, овец, кур.
Мама, имея шесть детей, ещё и работала, Александре приходилось нянчить малышей. Детского сада не было, был только на 13 шлюзе, там же была больница, а между шлюзами 6 километров, транспорта не было, только лошади. В 1954 была введена в эксплуатацию Малая ГЭС, отца переводят электрослесарем 12 шлюза.
В 1957 году Ивана Ивановича назначают исполняющим обязанности техника-озеленителя.
С 1960 по 1962 год Александра Ивановна с отцом заочно учились на курсах озеленителей в Москве.
Работали в теплицах и в питомнике, выращивали овощи, рассаду капусты, огурцы, цветы, декоративные кусты, деревья. Были большие поля картофеля, овса, капусты, моркови, турнепса. Дети помогали солить капусту в чанах. Взрослые рубили капусту, а они топтали, после закваски перекладывали в бочки и развозили по столовым и магазинам. Овощи продавали в шлюзовских магазинах. Овес шёл на корм лошадям. Между шлюзами была конюшня, содержали лошадей. Кусты, деревья и цветы сажали вдоль шлюзов, а так же в поселке. Было подсобное хозяйство лошади, коровы, свиньи. Свиней держали в землянке: внутри деревянный корпус с отсеками для свиней, сверху земля поросшая дерном. Мясо тоже продавали в магазине. Было много рыбы, ловили её сачками. Сушили «сущик» мешками. Когда закрывали плотину леща, сигов, судака, даже семгу брали. Ходило много пароходов: от восьми до двенадцати в сутки пропускали, подводные лодки, много гонок с лесом на лесозавод.

«Люди были труженики, – замечает Александра Ивановна, – раскулачивали и высылали самых работящих, те, кто их выселял, беднота, а точнее лентяи, все, что у них отобрали, проели, да умирали с городу. А «кулаки» здесь на голом месте отстроились, растили все, жили долго. Вот мама девяносто лет прожила и все на ногах. Силы немереной были люди, души высокой, и зла не держали, жили дружно, крепко».
Целые династии работали и работают на 12 и 13 шлюзах: трудились братья Иван Ивановича – Петр Иванович, Михаил Иванович, Василий Иванович и его жена Анна. Жена Евгения Ивановна, ее братья Трофим и Павел Крышко. Их дети – сыновья, дочери и другие родственники работали и работают до сих пор на других шлюзах Беломорского района.
Славятся своим трудом и другие семьи-династии: Алейник, Алдошкины, Жадан, Колесниковы, Савельевы, Шакула, Кирилловы, Зверевы, Астапович, Белоусовы и другие.
В настоящее время поселки 12 шлюза и 13 шлюза стали дачными
Но работают шлюзы, на которые вернулась военизированная охрана, жизнь продолжается…

Вера Григорьевна Иванова
Республика Карелия
Беломорский район
поселок Летнереченский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.