Школьные годы. Школа № 17

Детство мое и школьные годы прошли на одной из центральных улиц города, знаменитой Поморской, где мы проживали в доме № 24-а, ныне уже не существующем.
Беззаботное детство закончилось в августе 1942 года, когда фашистские самолеты впервые бомбили Архангельск. Меня и годовалую сестренку родители отправили в деревню Копачево с соседкой к ее родственникам. Там я и пошла в школу в первый класс. С последним буксиром папа привез нас домой. При подходе судна к городу объявили воздушную тревогу, было очень страшно, так как на реке мы были, как на ладони, но все обошлось благополучно.

Город у нас был почти весь деревянный, и зажигалки, сброшенные фашистскими самолётами, уничтожили дома на Чумбаровке и на Поморской улице. Это совсем рядом с нашим домом, на который были тоже сброшены зажигалки, но его отстояли жильцы дома.

Учебу со второй четверти я продолжила в школе № 17, она располагалась в деревянном двухэтажном здании на улице Карла Либкнехта. Это был богато украшенный резными карнизами и наличниками дом с центральным эркером по фасаду. Один год мы учились вместе с мальчиками. Среди них были такие «экземпляры», которые держали в страхе многих из первоклашек. Особенно им доставалось после занятий.

Шла война. Каменное двухэтажное здание школы №17 на проспекте Новгородском было оборудовано под госпиталь. Лишь в 1944 году школа вернулась в старое здание. В классах было холодно, дров для отопления классов не хватало, сидели в пальто, с потолка тускло светили одна-две лампочки. Но это не мешало нам в перемены согреваться: скакали в «чехарду», «вешали соль», «сало жать – масло выжимать», стояли на руках вверх ногами к стенке, водили с песнями хороводы, играли и пели «А мы просо сеяли».

Здесь нас принимали в пионеры: «Я юный пионер Союза Советских Социалистических Республик перед лицом своих товарищей торжественно обещаю…». Это происходило в коридоре школы. Здесь же проводились и вечера, где мы давали концерты.
Зрителями наших выступлений были не только девочки и учителя, но и ребята, которые стояли на лестнице и в дверях, и присматривали кого бы «наволохать» после окончания праздника.

Бывало, по Новгородскому проспекту мчались сани, на них стоял во весь свой могучий рост дядька и, размахивая вожжами, погонял лошадь. Тут мы уже не зевали. Тихонько усаживались с ребятами на сани за его спиной и ехали, пока возница не обнаруживал и не прогонял нас, пытаясь достать вожжами!

Наш четвёртый класс. Учительница Фена Васильевна – справа и директор школы рядом. Я притулилась к любимой учительнице.

Хорошо помню своих учителей. В начальных классах нас учила Шишигина Фена Васильевна. Она была очень доброй и любила нас. Сейчас из своего «прекрасного далека» я вспоминаю уроки пения. Музыкального инструмента в классе не было, и мы разучивали песню под «мелодию», которую учительница выстукивала карандашом по учительскому столу. А песни были такие: «Есть на Севере хороший городок» и «Гимн Советского Союза».

Окончание седьмого класса. Мы и Анфия Антоновна Агеева

Замечательная была учительница Анфия Антоновна Агеева, она преподавала нам математику и была у нас классным руководителем. Основы математики, которые она заложила в нас, дали возможность и в дальнейшем хорошо решать задачи по алгебре и геометрии.

Школа была семилетняя, и по окончании её некоторые девочки продолжили образование в техникумах или пошли работать. А нас перевили в восьмой класс четвёртой школы, что стояла на Набережной Северной Двины. (Продолжение следует)

Людмила Тимофеева