«Полтовская корга»(между Кемью и Шуей)

Каменев А. А. «Полтовская корга»// Известия Архангельского общества изучения Русского Севера. 1910. № 1. С. 24 — 26.

«Полтовская корга».

   Поморскiй край — одна изъ тѣхъ мѣстностей, гдѣ еще живы въ народной массѣ обычаи и традицiи сѣдой старины, доказательствомъ чего служитъ, напримѣръ, встрѣчающееся множество деревянныхъ крестовъ, которые красуются на всѣхъ здѣшнихъ дорогахъ. Исторiя этихъ крестовъ несложная и имѣетъ своимъ основанiемъ существующiй у мѣстнаго населенiя обычай увѣковѣчивать постановкой крестовъ различныя житейскiя событiя, въ родѣ смерти близкаго человѣка, радостной встрѣчи и т. п. Среди этихъ памятниковъ есть такiе, которые чтятся мѣстнымъ населенiемъ, сохранившимъ до нашихъ дней старый религiозный укладъ, какъ святыню, и украшаются разными приношенiями (полотенцами, кружевами, лентами и проч.). На мѣстѣ нѣкоторыхъ изъ нихъ, уже сгнившихъ отъ времени, воздвигнуты ревнителями уже часовни.

   Минувшимъ лѣтомъ мнѣ пришлось посѣтить одну изъ такихъ часовень, находящуюся на пути между г. Кемью и с. Шуей, на т. н. «Полтовской коргѣ» (небольшой островъ). Поѣздка въ это мѣстное «святое мѣсто» доставила мнѣ большое удовольствiе, оставивъ въ моей памяти неизгладимое воспоминанiе. День, въ который я выѣхалъ изъ г. Кеми, выдался солнечный, жаркiй. Дулъ легкiй, попутный вѣтерокъ. Нашъ карбасъ плавно скользилъ по зеркальной морской поверхности, лавируя среди цѣлаго лабиринта острововъ, то сѣрыхъ, угрюмыхъ, похожихъ на разрушенную каменную пирамиду, то зеленыхъ, поросшихъ густой растительностью, рельефно выдѣляющихся изъ воды своими причудливыми очертанiями. Пернатые обитатели этихъ островковъ встрѣчали насъ пронзительнымъ крикомъ, кружась надъ нами цѣлыми стаями. Иногда, при обходѣ какой-либо луды, мы вспугивали стадо утокъ, которыя при отдѣленiи отъ воды производили шумъ своими крыльями… А съ высоты безоблачнаго, лазуреваго неба щедро лились на насъ знойные лучи iюльскаго солнца… Женки-гребцы поски- дали свои кокошники и лежали въ разныхъ позахъ на днѣ карбаса. На кормѣ бодрствовала только пожилая женщина «коршикъ» (кормчiй), передавая мнѣ легенду, связанную съ возникновенiемъ часовни на Полтовской коргѣ…

— Ангели, какая въ эту ночь была погодушка! Ревъ моря былъ слышенъ въ Шую. Взводни ходили по морю, какъ агромадныя горы. Крещенные такъ ужъ и думали, что наступилъ конецъ свѣту. Всю ноченьку молились Богу. Въ Шуѣ въ то время была одна больная дѣвушка, которая больше года не сходила съ постели — ни смерти, ни живота. Въ ту ночь она вдругъ «выстала» сама и стала смотрѣть въ окно по направленiю къ морю.

— Агрипинка, ты что смотришь  въ окно? — спросила мать, которая не могла диву набраться на свою больную дочь.

— Свозите меня на Полтовскую коргу; я хочу повидаться съ своей сестричкой — отвѣчала дѣвушка.

— Съ какой сестричкой? — стала допытываться мать.

— Свозите — увидите сами — твердила дѣвушка. Больше от нея не могли допытаться ничего.

   На утро погода утихла и родители повезли свою дочь на «свиданiе съ сестричкой» на Полтовскую коргу, гдѣ дѣйствительно нашли выброшенную на одинъ изъ выступовъ островка мертвую дѣвушку, такой невиданной красоты, что они долго не могли оторвать отъ нея глазъ. Утопленица была — въ простомъ, поморском сарафанѣ, съ заплетенными въ одну косу волосами, и, — что всего болѣе удивило крещеныхъ — утопленица сидѣла на прялкѣ. Богобоязненныя родители больной дѣвушки приняли это за знаменiе Божiе, и окадивъ утопленицу ладономъ, погребли ее тутъ-же на коргѣ по старообрядческому обычаю… Съ тѣхъ поръ это мѣсто стало почитаться святымъ и впослѣдствiи здѣсь была выстроена часовня.

— Въ эту часовню раньше много жертвовали — замѣтила въ заключенiе моя собесѣдница, — но эти пожертвованiя забирали себѣ мiрскiе попы и больше жертвовать не стали.

   Пока моя собесѣдница передавала мнѣ эту интересную исторiю, показалась и Полтовская корга — цѣль нашего путешествiя. Я съ любопытствомъ сталъ разсматривать ее. Это доволько живописный съ густой растительностью островокъ, нѣсколько удлиненной, причудливой формы, усѣянный кругомъ множествомъ подводныхъ камней, что, вмѣстѣ съ сочетанiемъ тишины и величiемъ окружающей природы, ставитъ этотъ островокъ въ очень выгодное положенiе: болѣе подходящаго мѣста для духовнаго отдыха врядъ-ли гдѣ можно встрѣтить. И, дѣйствительно, когда я находился на этомъ островкѣ, среди его нетронутой, первобытной природы, и прислушивался къ ритмическимъ всплескамъ разбивающихся о подножьѣ островка волнъ, я невольно проникался чувствомъ умиленiя и уносился мечтою куда-то въ невѣдомую даль, къ самому Великому Творцу Мiра…

   Часовня построена изъ дерева, и ничѣмъ не отличается отъ другихъ видѣнныхъ мною, старообрядческихъ часовень и только иконостасъ ея представляетъ нѣкоторый интересъ своею старинною живописью.

   Мы согрѣли здѣсь чайникъ и, напившись чаю, отправились въ обратный путь. Было жаль покидать этотъ островокъ, гдѣ такъ чувствуется легко и свободно, и я вполнѣ понялъ религiозную психоло- гiю населенiя, которая далеко не чужда эстетическаго вкуса; путниковъ тянетъ сюда не одно религiозное чувство, но и чувство той услады, того душевнаго отдыха, котораго не можетъ не жаждать сѣверный житель, вынужденный вести постоянную борьбу съ грознымъ молохомъ — моремъ.

А. А. Каменевъ.

(Редактор сайта предположил, что «Полтовская корга» на топографической карте есть Полтамкорга)

Добавить комментарий