Ох, уж эти рогульки!

Главными в крестьянском доме являются печь-кормилица и самовар. Печь печёт да варит, а самовар чаёк нам дарит. А вот, как у деда было заведено…. Самовар имел такую конфигурацию, что можно было под его крышкой варить яйца, уложив их на «плечики» вокруг трубы.

На столе в завтрак или обед всегда был чеснок и лук. Дед посылал меня в огород нащипать перьев зеленого лука и чеснока, при этом говорил: «Рви не с одной луковицы, а с каждой!» Затем резали всё это мелко и толкли с солью, после чего клали сметану и перемешивали. Любили намазывать эту вкуснятину на черный хлеб, т. е. делать бутерброд, который годился как к супу, так и к сладкому чаю.

Свежая простокваша в глиняных кринках каждый день обязательно подавалась на полдник или ужин. Ели мы её, как с ягодами, так и с черным хлебом, накрошив его прямо в миску. Еще очень вкусным было молоко с черникой, куда иногда добавляли толокно. В печке запекали картошку с рыбой, заливая ее молоком с яйцом, красивая, румяная получалась корочка.

К чаю подавали топлёное молоко, за жирную, загорелую пенку с топленого молока всегда была битва, – всем хотелось захватить себе этот лакомый кусочек.
Если простокваша подольше постоит, то с нее снимали толстый слой сметаны, а потом эти глиняные кринки ставили в русскую печь, где она превращалась в творог.

Суп мне запомнился жирный с солониной, то есть с мясом, которое засолили, когда шел забой скота. Холодильников не было и мясо в таком виде дольше могло сохраниться в погребе.
Пекли пироги с ягодами и с творогом, да расстегаи с рыбой. Рыбу целиком с головой запекали в тесте. Затем, горячий ещё пирог разламывали, вернее, разваливали, и каждый, кому приглянулся расстегай, отламывал себе кусочек, прихватив и рыбки.

Сколько буду жить, столько буду помнить чудесные деревенские рогульки, которые в других районах Севера называют калитками. Почему «калитки», – не понятно, ведь у рогулек действительно «рожки» вокруг солнышка! Тетя Анна с мамой всегда пекли рогульки с творогом, настоящим, деревенским, но и с картошкой, и с пшеном тоже были очень вкусные.

Раскатывался тонкий сочень из ржаного теста, где только мука да вода. На середину сочня клали пюре картофельное или творог, а затем края сочня прищипывали, – и рождалось солнышко с маленькими лучиками. Перед посадкой в печь, начинку рогульки смазывали сметаной, взбитой с яйцом, чтобы образовалась румяная корочка. Когда вынимали готовые из печки рогульки, их смазывали деревенским растопленным маслом.

Самовар уже гудит на столе, заварочный чайник – на конфорке, все, собравшиеся к завтраку, терпеливо ждут, когда с пылу с жару подадут это рогатое чудо. Держишь, бывало, горячую рогульку на ладони, растопырив пальцы, а сок из творожного солнышка течёт по руке – объеденье!

Мама раньше и дома пекла рогульки, но была уже мука белая, творог из магазина и масло сливочное. Очень вкусно, но… не то!

Людмила Тимофеева