Молчание ума

(3оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...

 

Молчание ума, как особое состояние сердца (душа при этом может дарить розочки и мило корчить рожицы), не способно перепрошить эту странную канву заблуждений, что зовется жизнью. Но молчание может надорвать ниточку, чтобы полотно времени постепенно растаяло до легчайшего предчувствия радости, истончившись слезами. И в этом есть правда — можно сказать обо всем, но чем это все закончится...вопрос сердечный. Что нам помогает? Ну разве что то, что опровергает чугунные законы мира в его однозначной ориентации на праздник тела. Но это тело — это ведь миг в ожидании оправданий. Сколько таких оправданий заложено в секундную неизбежность? Нисколько. Никто и ничто не станет оправдывать вас, кроме вашего раскаяния. Так и Моисей на горе Синай получил декалог. Его время расширилось до вселенной, при этом став плотным, как одно биение сердца. Крохотная пылинка человека на краю урагана событий может быть лишь...чистой, то есть легкой, чтобы полететь... Иначе...ничего не произойдет иначе, просто на сердце останется камень.

Наверное, все это — история, но нам её не вкусить во всей полноте. Ни полного света этой истории мы не увидим, ни самой глубокой тьмы...пока.

©Юлия Санникова

— Дорогая моя, мир непроходимо скучен. И поэтому ни телепатии, ни привидений, ни летающих тарелок, ничего этого быть не может. Мир управляется чугунными законами, и это невыносимо скучно. Законы эти, увы, не нарушаются. Они не умеют нарушаться. И не надейтесь на летающие тарелки, это было бы слишком интересно.
— А как же Бермудский треугольник? Вы же не станете спорить...
— Стану. Нет никакого Бермудского треугольника. Есть треугольник АВС, равный треугольнику А-прим, В-прим, С-прим. Вы чувствуете, какая скука заключена в этом утверждении. В средние века было интересно. В каждом доме жил домовой, в каждой церкви — Бог. Люди были молоды! А теперь каждый четвертый — старик. Ой как скучно, мой ангел.
— Но вы же говорили, что Зона — порождение сверхцивилизации...
— Тоже, наверное, скука, какие-нибудь законы, треугольники...
----------
Они ведь каждую минуту думают о том, чтоб не продешевить, чтобы продать себя подороже, чтобы им все оплатили, каждое душевное движение. Они знают, что не зря родились, что они призваны. Они ведь живут только раз. Разве такие могут во что-нибудь верить?
------------
Обругает какая-нибудь сволочь — рана, другая сволочь похвалит — еще рана, душу вложишь, сердце свое вложишь — сожрут и душу и сердце. Мерзость вынешь из души — жрут мерзость. Они же все поголовно грамотные! У них у всех сенсорное голодание. И все они клубятся вокруг, и все требуют: Давай, давай!
-------------
Во всяком случае, вся эта ваша «технология», все эти домны, колеса и прочая маета-суета — чтобы меньше работать и больше жрать. Все это — костыли и протезы.
А человечество существует для того, чтобы создавать... произведения искусства. Это, во всяком случае, бескорыстно, в отличие от всех других человеческих действий.
Великие иллюзии... Образы абсолютной истины...

Сталкер (1979).
------------
Андрей Тарковский гениально предвосхитил время тотальных симулякров: лидерство и лидеры, выпестованные в лабораториях искусственного интеллекта, никогда не откроют путь...хотя, возможно нам и нужно запутаться здесь, чтобы распались стены дома, построенного на песке. Они ведь должны рассыпаться. Иначе не придет новое время.
-------------
...Пусть исполнится то, что задумано. Пусть они поверят. И пусть посмеются над своими страстями. Ведь то, что они называют страстью, на самом деле не душевная энергия, а лишь трение между душой и внешним миром. А главное, пусть поверят в себя и станут беспомощными, как дети. Потому что слабость велика, а сила ничтожна. Когда человек родится, он слаб и гибок, когда умирает — он крепок и черств. Когда дерево растет, оно нежно и гибко, а когда оно сухо и жестко, оно умирает. Черствость и сила — спутники смерти, гибкость и слабость выражают свежесть бытия. Поэтому что отвердело, то не победит...