Люди и коты (трагикомедия)

(2оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Новый рассказ

Рисунок Санникова Юлия Альбертовна, холст, масло.

И падет всякая крепость на основание своё, а великие города прошлого восстанут из песков и вод, обнажив множество несовершенного. Замолчит ли музыка? Эти звуки, свитые в ускользающие смыслы, не смогли ослабить чугунные законы времени. Чугунные решетки человеческих душ уже ничто не разрушит — они срослись с естеством большинства.

— Мяууу! — серый кот у чугунных ворот пытливо смотрел на обитателей помойного колодца у Пяти Углов. Это место славилось среди богемной петербургской публики. Он давно понял, что люди устали жить, но панически боятся смерти. Все Коты в округе смеялись над этим. Он ждал свою старушку. Она всё время что-то шептала себе под нос, но не страшилась смерти. Она боялась, что в один прекрасный для людей день некому будет кормить котов, что соседские дети так и не поймут, что мир рождается не в их планшетах, а умирает в подворотнях и подвалах городов. Все Коты считали, что смерть не завершает жизнь: всё происходит неожиданно и тысячи лет сжимаются до одной чёрной точки без длительности, из которой рождаются и уходят на радугу. Точно также как все живое открывает глаза из бездны миллионов лет для первого вздоха, не ощущая чудовищной бездонности. Глупо с точки зрения человека, который измеряет длительность отведённого ему времени годами выплаты ипотеки.

— Мяуууу! — кот Рыжик разговаривал с людьми, жалуясь на подвальную сырость, но те проходили мимо, бросая безразличное «ути кисочка». Что значило это загадочное «ути» не знали ни сами люди, ни коты. Но увлечённые железными огнедышащими телегами и капризными детьми, которые почему-то всегда чего-то слезно просили, просто чтобы швырнуть на пол, люди не замечали котов. Скрипнула дверь и появилась старушка. Кот любил смотреть в её голубые глаза, выцветшие от слёз. Белые капельки на округлой гигантской синей крыше Земли уже проступали над городом. Начиналась ночь.

— Ну что, милый, проголодался?

— Маууу!

— Я знаю всё, что ты мне рассказываешь. Я давно научилась понимать все языки мира. Для этого не нужно быть учёной. Всякая плоть нуждается в тепле и еде, а душа в ласке. Правда, существуют особые души, которые давно ни в чём человеческом не нуждаются, а лишь вспоминают чувства. Как сполохи на обшарпанной стене заброшенного дома со сломанным унитазом. Их страдание проломило потолок разума и вышло в открытый космос. Сложнее всего таким людям сладить с чугунными душами, ожесточенно борющимися за семейное счастье. Зато они прекрасно понимают всякую тварь бессловесную.

Старушка замолчала и поставила перед чёрным окошком в подвал миску с едой. Разговаривать с ней было одно удовольствие!

И падет всякий город перед грядущим дождём и люди разбегутся по пещерам квартир. Испуганные, они так и не захотят обрести мужество. Ведь чтобы видеть жизнь такой, какая она есть, требуется хотя бы выдержка. Кот любил смотреть в эти выцветшие от слёз глаза, в которых рождалась вселенная. Да-да, в глазах немногих вселенная рождалась, но у большинства обитателей помойной подворотни она умерла уже на первом световом году.

— Господи, помилуй, — старая женщина молилась только так и не искала своего ни в чём, — твои серые друзья сегодня опаздывают, а мои ушли в иные вселенные. Но до нас нет никому дела. Впрочем, мы ничем не несчастнее тех, до которых есть дело у всех, потому что они, например, облечены властью. А закончится власть — так и придут к нам в подворотню жаловаться на одиночество. А одиночество чугунных душ сродни гильотине, им не помогает даже комфорт, за которым они так истерично стоят в очереди.

— Мяууу, — ответил кот и подмигнул женщине.

— Ну, я пошла. Завтра рано вставать...и я забыла, идти ли мне на похороны, или на свадьбу. Наверное, все это — дурной сон, от которого хочется икать

Женщина пошла шаркающей походкой к обшарпанной тяжелой двери подворотни. На двери висел глазок видекамеры, наблюдавший за многими пьяницами, справлявшими в этом месте нужду. Сложно было сказать, кому понадобилась эта однообразная картинка. Навстречу ей выскочил мужчина в красном свитере и чёрном шарфе, повязанном по последней рекламной моде.

— Семёновна, здравствуй! Ты представляешь, у меня угнали машину! —

— Здравствуй, Пашка. Отчего же не представить такую печаль. Наверное, не найдут уже.

— Всё то ты о плохом!

Мужчина хлопнул дверцей такси и помчался в грохочущее нутро города. «Бедным котам будет негде прятаться от дождя, наблюдая за каплями вод небесных на грязном, заплёванном асфальте», — подумала женщина.

Ночь упала на город и где-то в соседнем дворе прорвало трубу. Два кота успели выскочить из подвала и сидели в жёлтом пятне света у окна, наблюдая как старая женщина поливает цветы на своём окне, что-то рассказывая лепесткам. Они знали, что только городские сумасшедшие понимают их язык. В этом чугунном городе не у всех людей есть такие друзья, а большинство просто не замечает ничего и никого, кроме себя в окружении самого себя. Где-то ударили в колокол и Коты рванулись в темный колодец двора. Они испугались, что город смывает с его песочного основания.

Юлия Санникова