Дейнушка моя очень доброй была…

Ангелина Васильевна Дементьева (в девичестве Смагина) всю жизнь прожила в Беломорском районе. Она родилась в селе Сухое, воспитывалась у бабушки в Сумском Посаде, а когда вышла замуж, перебралась в Вирму. Сегодня проживает в городе Беломорске, ей 81 год, но она очень хорошо помнит, как весело жилось им молодым, как шумной гурьбой возвращались они с танцев, пели, смеялись и мечтали о будущем: добром и светлом.

От Вирмы до Сухого «рукой подать». Сейчас, кажется: ехать и ехать, а тогда пешком в соседнее село отправлялись, и всюду: или пешком, или на лошадях.

Отец Ангелины Васильевны, Василий Алексеевич Смагин, 1905 г.р., до 1953 года работал почтальоном: на лошадях возил корреспонденцию в село Сороку.

Мама, Наталья Петровна, в девичестве Пашкова, 1905 г.р., ендогубская, умерла рано. Ангелине тогда было всего два года, но она многое знает о ней.

Наталья Петровна до 1929 года работала в леспромхозе на сплаве леса, затем связала свою жизнь с селением Сухое. Родилась она в семье Пашковых Петра Ивановича и Марины Ильиничны. Жили они в Ендогубе в большом родовом доме, который, к сожалению, сгорел.

Тогда-то все братья Пашковы и разъехались: Василий Иванович работал портным в Вирме, потом трудился на железной дороге, Алексей Иванович жил в Колежме, тоже портным в колхозе работал, Яков Иванович жил в Лапино.

По-разному сложилась их судьба…

Ангелина Васильевна после смерти матери жила то у отца, то у бабушки в Сумпосаде. Говорит, что очень любила свою дейнушку.

– Сплю, сплю, маленькая, – грустно улыбается она мне, – потом встану и бегу к дейнушке. Она хорошая была, гостеприимная. Все, кто приедет, напоит, накормит, последний кусок хлеба положит, и самовар согреет. Такая вот добрая дейнушка. Я, когда работала, тоже всё к дейнушке ходила. Дверь в её доме никогда не закрывалась.

Вирма. 1964 год. Из личного архива А.В. Дементьевой

Дедушка Алексей мне каждую Пасху во дворе качели строил, большие-большие. Девчонки приходили, по пять-шесть человек на огромной доске качались. И всегда в Пасху одевали в шёлковые платки.

Хорошие люди в Сухом жили, никогда на молодежь не ругались. Выйдем, бывало, из клуба с песнями: девчонки впереди идут, а парни сзади. Идём по большой центральной дороге, и песни поём. Помню одну песню «Рынза-рынза»: «Шёл армян по городу…»

Вирма. 1969 г.

 Молодежь в войну и после войны ездили на Мурман. Лодки строили – ёлами назывались, но мы называли их ботá. Так вот, всю зиму эти ботá-то и делали, а в апреле-мае в Териберке треску ловили. Приезжали только в сентябре-октябре.

В зуйкú брали рано, на годá не смотрели. Только что-то мальчонка умел делать – сразу в зуйки. Иногда из-за жалости брали. Тяжело ведь жёнкам после войны с ребятишками одним управляться, отдадут их в зуйки, и всё легче становилось…

У нас конь был. Колхозный. Налим звали. Три часа из Сухого до Беломорска ехал. Я возила молоко, а молокозавод за старой почтой был, так вот, едем с Костей, бывало, едем на Налиме, и конца и края нет, так медленно Налим шёл…

Дорога в Беломорске была выложена из булыжников. Один раз у меня Налим лесовоза сильно испугался. Вышли мы с лесозавода, а с одной стороны такая болóтина была, тóпко-тóпко место, и вот этот лесовоз едет на нас, а Налим, старый-старый, глупый-глупый, возьми, да и прыгни с телегой и с бидонами. Хорошо в это время рабочие на обед домой пошли, так они взяли большие толстые палки и телегу подняли, и коня вытащили, а мы опять дальше поехали…

Колхозники молоко сдавали. Я по три бидона везла, а бидон вмещал 38 литров. Помню, что в Беломорске мороженое делали, а рынок был у моста, где баня сейчас. Всю войну здесь рынок был. Один раз после войны я там одну жёнку встретила, у которой маленькой кусок хлеба, намазанный тушёнкой, покупала. Он 100 рублей стоил, в войну-то. Приехала я на рынок, а она, хохлушка, в хромовых сапогах стоит. Я сразу её узнала…

До войны в Сухом лагеря были. Начальник охраны жил у моей бабушки… Пленных помню. Один маленький такой, все жаловался нам, что его обижают и не кормят, а мы с ребятишками носили ему картошку. Мы его всем селом кормили. А он говорил, чтобы мы не показывали никому, что носим ему еду…

Многое помнит Ангелина Васильевна, особенно, как шутили и рядились они в святки: приедут, бывало, рыбаки со всего района рыбачить, а сухонские ребятишки дровни в колодец запихают, а мужики все утро потом их разыскивают. Или друг другу зимой водой двери заливали: мороз возьмётся, а выйти из дома никто не может.

– Помню очень хорошо, как однажды в день Петра и Павла в Вирме к мосту тюлень приплыл, – говорит Ангелина Васильевна. – Огромный такой. Было это в 1965 году. Жители хотели его застрелить, но кто-то сказал, что в такой день стрелять нельзя, так никто тюленя не тронул. Мы как раз в этот день с девчонками фотографировались, жаль, что не успели тюленя щелкнуть. Вот память-то была бы…

Виремский детский сад. 1967 г. 

Еще моя собеседница помнит, как весело они гадали. Брали в руки зеркала и на женихов гадали. Но вначале трубу в доме открывали, потом сидели, и по часу, а, то и больше смотрели в зеркало, высматривая женихов.

– Смотрела я как-то, смотрела так, что даже уже глаза устали, – вспоминает Ангелина Васильевна, – вдруг вижу: Дементьев, супруг мой будущий в зеркале показался.

– Так прямо и Дементьев? – удивляюсь.

– Но не он сам, а пуговицы на фуражке. Моряк или железнодорожник, думаю. Оказалось, железнодорожник.

Ангелина Васильевна Дементьева со своим супругом Виктором Андреевичем

Супруг Ангелины Васильевны, Виктор Андреевич Дементьев, родом из Вирмы. Его отец, Андрей Павлович, 25.06.1911 г.р., был известным гармонистом, всю жизнь провел на морском промысле. В годы войны являлся председателем колхоза, затем около года работал хозяйственником. Вторую сотню лет разменял дом семьи Дементьевых, который строил еще отец Андрея Павловича – Павел Дементьев.

                    

В 1930-х годах Андрей Дементьев женился на Пелагее Романовне Мурашовой, 21.10.1910 г.р., уроженки Пулозера. Жили дружно, воспитали пятерых детей: Виктора, Александру, Сергея, Лидию и Галину. Всем детям дали образование.

Виктор служил на ст. Оленья шофером, более 40 лет отработал на железной дороге: сначала путевым рабочим на ст. Вирма, затем бригадиром пути Беломорской дистанции пути Октябрьской железной дороги и дорожным мастером 15-го линейного отделения 6 линейного участка. В 1953 и 1985 гг. был занесен на Доску Почета, в1962 г. награжден Почетной грамотой Кемской дистанции пути, в 1974 году удостоен ордена Трудового Красного Знамени, а спустя 11 лет – медалью «Ветеран труда».

Ангелина Васильевна хранит огромное количество грамот своего мужа, да и сама она всю жизнь отдала железной дороге – тяжелому труду путевой рабочей и обходчицы. Неоднократно отмечалась благодарностями и за многолетнюю и безупречную работу на железнодорожном транспорте награждена знаком «Ветеран труда» (1972 г.) и медалью «Ветеран труда» (1984 г.).

Светлана Кошкина, 

Центр поморской культуры

 

Добавить комментарий