Большое село Подужемье

Фото — Подужемский порог на реке Кемь. Из книги Энгельгардта А.

   Большое село Подужемье, с описанным много раз водопадом Ужмой, имеет совсем иной облик, чем Кестеньга. Близость Кеми и Поморья вообще, положение на большом пути из Кеми в Панозеро, Ухту и другие крупные пункты, богатый лов семги в порогах, заработки на р. Кеми и в городе – все это отпечатлелось на особенностях населения и сказалось в частности и на нашем приеме. Председатель Исполкома прекрасно встретил, поместил в горнице, по городскому убранной, и оказал большую помощь. Но если мы в Кестеньге не важно питались, так как там не было продуктов, то здесь мы видели и рыбу, и масло за общим столом, готовы были заплатить за них сколько потребуется, но их не получили.

   В отличие от Кестеньги, здесь совершенно не чувствуется финского влияния. К сожалению, нет учителя, который бы сумел использовать энергию и удаль местных подростков, подчас проявляющих себя совершенно непристойно. Не останавливаясь на известных и общих для обоих районов этнографических явлениях, отмечу здесь более богатую постройку, двухъэтажные дома, отсутствие курных изб, камельков, кеньг и проч.

   Самое интересное в жизни подужан – рыболовство связанное с исключительно счастливым их географическим положением. Низовье р. Кеми является богатейшим районом ловли семги. После спада весеннего половодья, семга с моря подымается вверх по Кеми для икрометания и, задерживаясь быстрым течением и порогами, становится предметом добычи промышленников. Встречая на своем пути каменные глыбы, сети, заколы и преодолевая необычайную силу воды, семга, иногда, делая прыжки более сажени, пробирается через пороги и поднимается верст за 80 от устья. Главным препятствием ей служит Ужма, почему самый лучший улов и получают подужемцы. Наиболее важными приемами лова являются – общественный закол на одном из рукавов водопада, где устанавливается морда, клетка из прутьев и жердей длиною, более полуторы сажени и шириной более двух аршин. Опускается и поднимается морда посредством ворота.

   Ниже водопада ловят мешкообразными сетями – поездами, длиною шириною и глубиною около 2-х сажен. Обычно по вечерам в осеннее время выезжают почти к самому водопаду на двух лодках. Перед поворотом вниз по течению соединяются вместе, подготовляют сеть и, быстро разъехавшись, тянут ее распластанную между лодками на веревках, на встречу ходу семги, спускаясь до следующего большого порога, около Подужемского кладбища. Опытная рука рыбака, чувствуя удары о сеть семги, быстро вытаскивает ее из воды и, вынув добычу, вновь ставит сеть.

   Приятное дело, когда ловится рыба, при неудаче, которая преследовала нас, безрезультатное многократное путешествие oт порога до порога и обратно, в дождливый холодный осенний вечер не доставляет удовольствия случайному наблюдателю и сердит промышленников. Другой способ лова – это постановка длинных широкоячейных сетей – гарв 2 – ниже кладбищенского порога.

   Расставляется одновременно несколько сетей с поплавками. Осмотр производится по утрам и вечером. Места лова, расстановка сетей регулируется обычным правом с соблюдением очередей, причем участников в ловле поездами очень много. Улов делится между участниками маленьких артелей поровну. Гарвы, в виду дороговизны снастей, имеют не многие.

   Обычный улов на пару лодок, с четырьмя ловцами в довоенное время давал от 20 до 40 пудов или до 100 руб. на человека. В прошлом году улов был очень мал. Мне пришлось присутствовать при ловле, испытать счастье поездами и гарвами, но совершенно безуспешно. За время нашего пребывания, в 4 дня, всего было выловлено не более 5 пудов. Рыбаки объяснили это тем, что «сей год» рыба идет с запозданием.

   В Подужемье мы кончили свои наблюдения и, вернувшись тем же путем в Кемь, в намеченный день не без удовлетворения заняли самые верхние полки на поезде. Лишь исключительно благоприятные погода и другие обстоятельства и прекрасное отношение населения позволили нам благополучно и в короткий срок выполнить свое путешествие.

   Подводя итоги научным результатам поездки, отмечу, что нами произведено антропологическое обследование 180 мужчин и 30 женщин в Архангельской Карелии, где раньше измерений не производилось. Присоединение новых данных к материалам по олонецким и тверским карелам позволяет приступить к общей сводке и сделать антропологическую характеристику карел. Собранный материал по постройкам с большим числом рисунков, фотографий и планов с точными обмерами, явится обстоятельным и ценным дополнением в работе Бломстед и друг. о карельских постройках.

   Собрание карельских клейм, в несколько paз количественно превышая опубликованные, между прочим, П. С. Ефименко, даст возможность разобраться в особенностях данного явления у карел. Ознакомление с одеждой и занятиями населения и общие этнографические наблюдения в двух обособленных районах дают картину быта кемских карел и позволяют сопоставлять их с олонецкими и тверскими, более подробно изученными нашими экспедициями за последние 4 года. К сожалению, мало удалось привезти музейных предметов. Без денег, располагая лишь обменным материалом, мало пригодным для местного населения, при трудностях передвижения, мы могли привезти лишь несколько мелких вещей и две старинных иконы из упраздненного лет 70 назад Топозерского старообрядческого скита, переданных мною в Художественный Отдел Русского Музея. Но теперь мы знаем, что и где можно приобрести и, когда будут средства, эту задачу выполним.

Источник: Золотарев Д. Поездка в Карелию // Вестник Мурмана. 1924. № 13. С. 2 – 4. Поездка в Карелию. (Окончание).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.