К родному пепелищу

Кликните на фото для просмотра в полном размере

Осенняя поездка в забвенный закуток Беломорской Карелии

Здесь вняли мы свой говорок,
Здесь деды, отцы наши жили.
Здесь – лучший земли уголок,
Где жить без молитв не спешили...
2013 г. — А. Лазутин

   Несказанная любовь к отеческому краю, которую в наших сердцах ничто не может стереть, вызывает вечное желание побывать в брошенных нами родных местах.

   Нет, не забыть былого... Оно ещё не кануло в бурном потоке вечности. Нам надо только захотеть прочувствовать забытый лад жизни наших дедов. Мало только помнить об истоках своих. Лучше прикоснуться ладонью к земле предков. Пройти по брошенным местам своего детства. Пусть печаль пленит уставшую грудь! Она, грусть-тоска о малой родине, лечебна для сердца. Всегда лелею заветную мечту о том, чтобы ещё раз побывать в родном закутке у озера Войярви. Этой осенью удалось осуществить мечту.

   В жизни много дорог, но самая желанная из них та, которая ведёт к истоку... Если иссякнет исток реки, высохнет её русло. Если мы ещё живы, значит не иссяк наш исток. 

Шуя!
Шуя!

Садимся в старенький УАЗ. Все преддорожные хлопоты остались позади, а впереди — старая дорога в ухабах...

Едем по маршруту Беломорск — Маслозеро, но в душе ощущение родины приходит полно только тогда, когда переезжаем деревянный мост через реку Шую. Здесь, у реки, делаем первую остановку. Давно повелось так, и на моей памяти без короткой стоянки у реки Шуя не было поездки в село.

 

img_3715-1
Мост через Шую.

Первые фотографии на память. Река Шуя — граница между настоящим и прошлым. Там, дальше от реки в тайгу, начинается родина. Шуя! В шуме потока воды между больших камней будто слышатся отзвуки колыбельной песни веков.

   Едем далее вдоль озера Верхнее Кипозеро. Хорошо помню, что в детстве собирал малину на острове озера. Тогда ещё был цел мост, который соединял берег с островом. Ныне моста нет, остались только остатки свай... Дорога в ухабах тянется от одного бора к другому. Иногда колеса УАЗа катят по голым скалам.

Небольшое отступление о дорогах в Кемском уезде из источника 1911 года.

«Если-бы меня спросили, что представляетъ наша Бѣломорская Карелiя, то я отвѣтилъ бы такъ: это – значительная часть обширнаго Кемскаго у., до сихъ поръ лишенная къ большинству своихъ населенныхъ пунктовъ дорогъ въ общепринятомъ смыслѣ, такъ что первобытныя дороги можно видѣть именно здѣсь. img_3724-1Въ Карелiи во всѣ времена года, кромѣ зимы, приходится испытывать прямо невѣроятныя лишенiя во время дорожныхъ передвиженiй. Мнѣ недавно пришлось проходить въ предѣлахъ Маслозерской волости. Десятки верстъ брели мы съ проводниками по топямъ и болотамъ, спотыкались и ранили ноги, пробирались каменистыми борами и едва замѣтными тропинками, усѣянными выступами гранита и выступающими на пути пнями и кореньями, балансировали на подгнившихъ жердочкахъ, когда-то давно брошенныхъ на топкихъ болотахъ, ползли, боясь сорваться въ бездонную трясину, по разрушеннымъ мостамъ… Словомъ, встрѣтили массу лишенiй и употребляли на переходъ отъ одного поселка до другого массу времени и силъ, такъ что въ нервахъ надолго остались слѣды отъ карельскихъ переходовъ.»(С. В. М. К вопросу о нуждах Карелии (Корресп. Губ. Вед.) // Архангельские губернские ведомости. 1911. № 233. С. 2 – 3. Къ вопросу о нуждахъ Карелiи. (Корресп. Губ. Вѣд.).

И сегодня дорога, как и сто лет назад, приносит «массу лишений» от тряски УАЗика на ухабах.

img_3749-1
Кладбище

   Тайга в осеннем наряде. Морось. Зная о том, что на берегу Маслозера найти сухих дров для костра почти невозможно, останавливаемся с целью найти сухостойную сосну... Находим... Загружаем сушняк в машину.

   Дорога идёт на спуск с крутым поворотом, значит мы уже у «Солдатской горы». Именно так называли мы в детстве этот спуск... Слева внизу Мариламбушки, но их не видно с дороги. Далее, через болотце, дорога идёт на подъём мимо полян Кашкевиды... Уже позади и поляны(ныне заросшие) Хонговары, и поворот к Мельничному ручью, и Малько...

   Подъезжаем к кладбищу села Маслозеро. УАЗик останавливается на обочине дороги. Идём на кладбище... Здесь покоятся наши деды и прадеды. Вспомнил, как хоронили бабушку...

Озеро
Озеро

   Озеро уже рядом. Родное Маслозеро встречает нас моросью. Над озером катят тёмные тучи, но сквозь мглу непогоды отчетливо видны два скальных выступа над рябью вод — «Укко» и «Акка». Морось и мгла будто скрывают такую-то былинную тайну их...

   Выбираем место для стоянки у озера. Выгружаем надувную лодку, разводим костёр...

   Гляжу на озеро с каменистой кромки берега. Справа — полуостров Лехтониеми в осеннем золотом наряде, слева — полоска берега родного села. Душа спокойна — здесь моя родина.

Маслозеро
Маслозеро

   Осенью быстро темнеет, поэтому торопимся обустроить место ночлега. Поймать окуней для ухи не составляет большого труда. Через несколько часов котелок с ухой на походном столике.

   После ухи и недолгой беседы клонит в сон...

   К утру немного разведрилось и небеса стали светлее. Идём по главной улице исчезнувшего села. Над влажным осенним бурьяном в центре села виден памятный поклонный крест. Он установлен нами в августе 2013 года.

   Основная подготовительная работа по установке креста была проделана активистами общественного объединения «Поморский берег» и Центром поморской культуры. Нам только осталось установить... Подробнее об этом можно почитать на нашем сайте Voijärvi – Маслозеро: памяти исчезнувшего села

img_4199-1   Идём по улице старого села, которое мы оставили на разорение. Случилось так, что село не только разорили, но и сожгли. Сгорели брошенные нами дома и остатки всех строений. По холмику камней от русской печи(печь была из камней) нахожу место родного дома. В нем прошли первые и самые лучшие годы моей жизни... Подходим к поклонному кресту. Надпись на гранитной плите читается хорошо, но буквы немного поблёкли: «ЗДЕСЬ ДО 1968 г. НАХОДИЛОСЬ СЕЛО МАСЛОЗЕРО».

img_3874-1   Над нами катятся серые тучи, но дождя нет. Направляемся к озеру. Озеро осталось таким, каким было и в годы детства. Такие же, как прежде, чистые волны бегут к родному берегу. Между камней на берегу видны следы кузнечного производства былых времен: шлак, ржавые мелкие обломки металла(крупные подобрали сборщики металлолома). Село Маслозеро славилось кузнецами.

 

Ещё одно отступление о кузнецах села.

 «Упоминания о Маслозере находим в источниках XVI века, на всю Россию славилась Маслозерская «волостка» своими кузнецами. В 1630-х годах среди 31 проживавшего здесь крестьянина 16 являлись укладными кузнецами. В крупных масштабах продукция карельских кузнецов расходилась по стране. Железные црены, или большие сковороды для выпаривания соли, сотнями сбывались в Поморье.»(Памяти исчезнувших деревень. 2013 С. Кошкина, председатель ОО «Поморский берег»)

img_4291-1   Располагаемся в лодке. Под мерный рокот малосильного лодочного мотора медленно движемся вдоль берега. Пустынный берег примечателен только каменистой полосой у самой воды, бурьяном и кустарником... Но память воссоздает картину прежнего берега: с банями, деревянными карельскими лодками, мосточками над водой, тропинками к деревенским домам, с полосками картофельных полей...

   Противоположный от села берег озера тянется темной полоской над водами родного озера. На нём виден серый выступ скалы, у которого когда-то было одно из любимых мест для рыбалки. В солнечный летний день частенько удили окуней со скалы...

img_4263-1   Лодка движется мимо пристани. От неё осталась лишь груда камней. Здесь научился плавать. Просто нырял с пристани в воду и плыл к берегу. Метод был прост: надо было двигать руками и ногами, чтобы не утонуть и добраться до берега. Было позорно жить у озера не умея плавать.

   После недолгой рыбалки отправляемся в обратный путь. Прощай, Маслозеро! Здесь наш исток и первая ступень в жизнь, поэтому обязательно вернёмся сюда. Наша покаянная печаль, которая не нужна родному берегу с каменистой полоской, бурьяном и кустарником, остаётся в безотрадных сердцах. Разве усопшие на кладбище села уповали при жизни на такую участь родного закутка?

img_3997-1

Во власти осенней молчали
Озябшие недра лесов.
А тучи дожди источали
На камни родных берегов...

На блёклые травы и скалы,
На воды залива во мгле...
Казалось, природа рыдала
По брошенной нами земле.

Лишь ветви берёз над травою
Горели янтарным огнём.
Слегка содрогаясь листвою
Под долгим холодным дождём.

Был слёзный сентябрь в ностальгии,
Он будто бы вместе со мной
Прошёл через годы лихие,
А ныне вернулся домой.

Клонилась к земле покаянно,
От влаги сыра, тяжела,
Осенняя россыпь бурьяна
На бывших проулках села.

В кручине немого укора
Таил боль забытых утрат
Под сенью соснового бора
Старинный погост без оград.

Грудь кротко и долго вбирала
В себя всю печаль этих мест...
А морось водой насыщала
Сереющий памятный крест.

30 сентября 2016 г. — А. Лазутин

Фото Виктора Дрягуева

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.